Рождаемость и смертность в европе

“Это критический момент для Европы”

Напротив, Европа представлялась социальным раем – стабильным, успешным и уверенным в себе. И тут такое признание! “Я чувствую, что это критический момент в том, что касается политической системы в Европе”, — признал в январе 2016 года председатель Евросовета Дональд Туск. Это значит, что Европа переживает необратимые политические изменения.

Конечно, подобные инциденты с мигрантами случались и раньше. И практически всегда СМИ в той или иной форме находили им объяснение, обвиняя приезжих, которые не хотят интегрироваться в общество, а приносят свои обычаи и представления о жизни, нарушая устоявшийся порядок. Действительно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Значит, виноваты мигранты?

И все же задумаемся: неужели единственная причина – только приезжие, которые толпами валят в Европу, рассчитывая на высокий уровень жизни и социальные гарантии? Неужели в Европе так резко возрос уровень жизни, став вдруг привлекать миллионы беженцев? Ведь в Евросоюзе миграционный кризис 2015 года признали крупнейшим со времен Второй мировой войны.

Об этом еще в августе 2015 года заявил еврокомиссар по вопросам миграции Димитрис Аврамопулос. Обратите внимание на дату – к тому моменту маховик наплыва мигрантов только раскручивался. Всего же за год в Европу прибыло свыше 1,5 млн только нелегальных мигрантов. Такую цифру озвучил Туск на саммите ЕС – Турция, проходившем в Брюсселе в конце ноября 2015 года.

А сколько еще было легальных, то есть зарегистрированных? В декабре 2015 года еврокомиссар по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер озвучил, что только в Германию прибыло 1,1 млн зарегистрированных беженцев.

Какой же была реакция европейских политиков? Весьма двойственной. С одной стороны, они выражали беспокойство массовым наплывом мигрантов, балластом прикрепляющихся к государственным бюджетам европейских стран, а с другой – европейцы сами признают, что нуждаются в мигрантах. Так, руководство ЕС призвало видеть в наплыве мигрантов не проблему, а “новую возможность”.

Об этом заявил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер на сессии Европарламента в ежегодной речи о состоянии Евросоюза. Он призвал разрешить мигрантам легально работать в ЕС с первого дня пребывания. “Все страны ЕС должны изменить свое законодательство. Миграция должна превратиться из проблемы в новую возможность ЕС, таланты должны прибывать в Европу”, – заявил Юнкер. В то время как, по словам Фабиуса, это может привести к “распаду европейской системы”.

В том же духе высказался и премьер-министр Словакии Роберт Фицо. “Европейский Союз перестал быть безопасной зоной, как мы его воспринимали в течение последних десятилетий. ЕС не способен защитить свои границы”, – сказал он. Это шокирующее заявление еще несколько лет назад казалось просто немыслимым!

Рождаемость и смертность в европе

Разумеется, миграционный кризис 2015 года был не спонтанным. Но почему он стал возможным? Ведь для любых кризисов всегда есть как внешние, так и внутренние причины. Война на Ближнем Востоке была и до этого. Почему же Европа стала нуждаться в мигрантах?

В сентябре 2015 года международная организация “Oxfam” опубликовала данные, что у черты бедности находится примерно четверть жителей ЕС – около 123 млн из 508 млн. Как же так? Откуда в Европе появилась такая бедность?

Демографическая структура населения ЕС

О чем конкретно идет речь? Несколько забегая вперед, отметим, что с середины 2010-х годов начинается ускоренное вымирание коренного населения Европы. Это уже невозможно остановить, какие бы меры ни предпринимались, что будет ниже доказано расчетом. Потребность ЕС в мигрантах будет только возрастать.

Ведь кто-то должен содержать стареющих европейцев, обеспечивая им их европейскую пенсию. Какое-то время это действительно так и будет. До тех пор, пока сами европейцы не станут меньшинством в Европе. Нет, количественно они еще несколько десятилетий будут составлять большинство населения. Но качественно европейцы становятся меньшинством уже на наших глазах.

Что происходит, когда больной приходит на прием к врачу? Первым делом врач его визуально осматривает. Если при первом осмотре не обнаруживается видимых проблем, врач направляет пациента на обследование, сдачу анализов и т.д. Но если уже невооруженным глазом видны большие проблемы со здоровьем, все ясно и без анализов.

Сдавать их все равно придется – для уточнения. Но и без них ясно – дело плохо. В случае с Европой все обстоит именно так. Давайте выполним визуальный осмотр нашего пациента и посмотрим на структуру населения ЕС (рис. 1). Иначе она еще называется возрастной пирамидой и показывает численность 5-летних возрастных групп мужчин (слева) и женщин (справа).

Рождаемость и смертность в европе

Рис. 1. Возрастная структура населения ЕС в 1994 (полые столбики) и 2014 (сплошные) гг. в процентах от всего населения [2]

Что здесь сразу бросается в глаза? Снизу пирамида как будто подточена: чем младше возрастные группы, тем они малочисленнее. И это действительно так: она подточена “европейскими ценностями”, ведущими к отказу от деторождения. Обратите внимание: начиная с возраста 50 лет и менее численность возрастных групп уменьшается.

Что же произошло 50 лет назад? К середине 1960-х гг. закончился послевоенный демографический бум, и женщины стали рожать гораздо реже. Например, если в 1965 году во Франции одна женщина рожала в среднем 2,8 ребенка, то в 1975 – всего 1,9 [3]. Притом что для воспроизводства населения необходимо минимум 2,1-2,2.

Дольше всех сохраняли достаточную для воспроизводства рождаемость страны социалистического лагеря, которые сейчас обвиняют Россию, как правопреемницу СССР, в “советской оккупации”. Факты же говорят об обратном: еще в 1980-х, когда Западная Европауже прочно стала на курс вымирания, многие страны соцлагеря демонстрировали или воспроизводство населения (Румыния, Словакия, Польша, все прибалтийские республики) или почти его достигали (Болгария, Чехия).

Если сравнить демографическую структуру ЕС в 1994 и 2014 гг., то 20 лет назад больше всего в ЕС было молодежи, ведь самой многочисленной была группа 25-29 лет. Сегодня это уже далеко не так: наиболее многочисленна группа 45-49 лет. Пройдет еще 35 лет, и самыми многочисленными в ЕС будут старики (см. рис.

Празднование Ураза-байрама в Казани

9), а некоторые СМИ по-прежнему будут рекламировать Европу как огромную перспективу для молодежи. Но это будет верно разве что для молодых социальных работников в домах престарелых. Французский исследователь Альфред Сови заметил, что Европа “рискует стать континентом стариков, живущих в старых домах и обремененных старыми идеями”. Хотя теперь уже слово “рискует” едва ли уместно. Это констатация очевидного.

Что нам позволяет это утверждать? Если внимательно присмотреться к возрастной пирамиде, то можно легко заметить, что структура населения 2014 года почти в точности копирует структуру 1994 года со сдвигом вверх на 20 лет. Особенно это касается нижней части графика, поскольку смертность в младших возрастах очень низкая, и те, кому в 1994 году было 25-29 лет, почти в полном составе перешли к 2014 году в когорту 45-49 лет.

Таким образом, демографический процесс имеет большую инерцию, и ожидать от демографических прогнозов быстрого осуществления неправильно. Это, кстати, следует помнить тем, кто потешается над известным советским выражением о “загнивании Запада”. Дескать, нас уже так учили, и ничего не сбылось. Что ж, оставим всем право верить в то, во что они хотят. Нас же интересует беспристрастный анализ. А он позволяет установить следующее.

Как выполнить демографическое моделирование?

Уже на основании возрастной пирамиды можно предсказать основные демографические тенденции на ближайшие несколько десятилетий. Это возможно, во-первых, в силу показанной только что инерции демографического процесса, когда возрастные группы переходят в более старшие возраста, а во-вторых, на основании известного количества детей и подростков, которые в ближайшие десятилетия станут родителями и дадут потомство, довольно точно подающееся вычислению.

Для этого всего лишь нужно знать возрастные коэффициенты рождаемости (число рожденных за год детей у матерей определенного возраста, отнесенное к числу женщин этого возраста). Казалось бы, как это возможно? Дело в том, что массовые процессы подчиняются статистическим законам. Поэтому предсказать, какая будет рождаемость в стране или их союзе через 10 или 20 лет вовсе не так трудно, как кажется.

Возвратимся пока к тезису о том, что предсказания о вымирании Запада не сбылись. Конечно. Они и не могли сбыться. Такие заявления делаются примерно с 1970-х гг., то есть всего лет сорок, а это примерно половина человеческой жизни. До настоящего времени даже при низкой рождаемости накопленный демографический потенциал позволял Европе давать в абсолютном выражении рождаемость, превышающую смертность, так что ее население медленно росло, благо относительная смертность была и остается пока достаточно низкой.

Это легко пояснить следующим образом. Допустим, каждая женщина в среднем рождает всего 1,5 ребенка, то есть гораздо ниже необходимых 2,1. Это еще вовсе не означает, что население сразу начинает сокращаться, потому что этот показатель как мгновенная скорость – он показывает, сколько в среднем родит женщина за всю свою жизнь, если относительная рождаемость во всех возрастах останется такой же.

Например, вам нужно проехать 80 км, а времени всего один час. Какой вы сделаете вывод? Что в среднем нужно ехать не медленнее, чем 80 км/ч. Но это в среднем. Если вы на каком-то участке дороги сбавили скорость до 20 км/ч, это, конечно, не значит, что вы опоздаете. На другом участке нагόните. Если вы уже несколько минут едете со скоростью 20 км/ч, то это уже повод задуматься, ведь чем дольше вы так едете, тем больше придется нагонять. Наконец, если вы едете медленно достаточно долго, то вам уже ничто не поможет – вы не успеете.

Не вширь, а ввысь: как выросло население планеты

Так вот Евросоюз едет на такой медленной “демографической скорости” уже столь долго, что приговор давно подписан и просто приводится в исполнение. Уже никакой демографический потенциал не спасет ЕС от быстрого и ускоряющегося вымирания, сколь низкой ни была бы относительная смертность и сколь высокой бы ни была ожидаемая продолжительность жизни.

Потому что все это было возможно в Европе только на базе старой демографической структуры, оставшейся от послевоенного демографического бума. Но к настоящему моменту она полностью исчерпана. Ведь если вы только расходуете свой запас, не пополняя его, ясно, что в какой-то момент он иссякнет. А Евросоюз, этот воображаемый мир “высоких технологий”, оказывается, просто проедал “бабушкино наследство”. И к середине 2010-х оно оказалось полностью проеденным. Европе пришло время собирать камни.

Предварительно это можно сделать уже сейчас, не прибегая пока ни к каким расчетам. Будем рассуждать, руководствуясь здравым смыслом. Поскольку рождаемость определяют люди преимущественно 20-40 лет, то для предсказания многочисленности следующего поколения нужно принять во внимание, сколько тех, кому сейчас 20-40 лет.

На графике (рис. 1) этот интервал характеризуется постоянным уменьшением молодежи. То есть рожать могут все меньше людей, не говоря уже о том, кто хочет рожать. Это значит, что если относительная рождаемость в Европе резко не повысится (а к тому нет никаких предпосылок), то в ЕС продолжится динамика дальнейшего сокращения числа детей и молодежи у коренного населения.

Посмотрите на текущую возрастную пирамиду ЕС: число людей от группы 45-49 лет к группе 15-19 лет постоянно уменьшается. Это происходило даже вопреки тому, что в 1970-х, когда рождаемость в Европе опустилась намного ниже уровня простого воспроизводства, в детородный возраст как раз вступали многочисленные поколения, рожденные на демографическом буме 1945-1965 гг.

Увеличение численности детородных возрастов в конце ХХ века позволило Европе протянуть на этом багаже несколько десятилетий, когда низкую относительную рождаемость просто “заглушало” большое число родителей, и на фоне низкой смертности это давало небольшой прирост населения. Вот откуда возникла иллюзия, что можно мало рожать, но зато долго жить – и все будет хорошо, “как в Европе”.

Эта грубая логическая (и идеологическая) ошибка возникла из-за того, что факт временного прироста населения Европы был вырван из контекста обстоятельств и преподан как некий универсальный критерий. Мол, “во всем цивилизованном мире” так живут, и все хорошо. На самом деле в Европе очень нехорошо. Точнее, даже очень плохо. Европа стоит перед лицом необратимого ускоренного вымирания и огромного социального кризиса, могущего привести к краху всей пенсионной системы.

Это тоже можно доказать “на пальцах”. Если взглянуть на все ту же пирамиду (как, однако, много может рассказать всего один график!), то можно заметить, что численность людей 50-70 лет примерно такая же, как 0-20 лет, или даже чуть больше. А кто такие люди 50-70 лет? Это люди, уже вступившие, вступающие или подходящие скоро к пенсионному возрасту.

Это те самые многочисленные поколения, рожденные после войны. И вот они вступают в пенсионный возраст… Кто их будет обеспечивать? Судорожные попытки правительств стран ЕС повысить пенсионный возраст вызваны именно тем, что обеспечивать их просто некому. А ведь еще недавно Европа представлялась пенсионным раем с обеспеченным заслуженным отдыхом. Но может ли стареющее общество обеспечить себя?

Поразительным фактом является то, что за последние 20 лет в ЕС сократилась численность всех возрастов моложе 40 лет, причем наиболее сильно – молодежи 20-30 лет. Одновременно с этим выросла численность всех возрастов старше 40 лет. Воистину для Европы все перевернулось! И бесследно это не пройдет. Так же как не прошли бесследно требовавшие секса и наркотиков молодежные погромы 1960-х, через 50 лет обернувшиеся уже вполне реальным “молодежным погромом” населения ЕС.

Из Европы исчезает коренная молодежь, а население ЕС ужасающе быстро стареет. Медианный возраст населения 28 стран ЕС в течение 2001-2014 гг. увеличился с 38 до 42,5 лет [4]. То есть в 2014 году половина населения была старше, а половина – моложе 42,5 лет. И эта граница постоянно повышается. В так называемых “развитых странах” картина столь же безрадостная.

На страницах журнала “Spectator” в 2000 году Элеанора Миллс озвучила свои мысли. “Факт заключается в том, что девушки наподобие меня – абсолютно здоровые и веселые девушки двадцати и более лет – совершенно не желают плодиться и размножаться”, потому что “основными заботами моего поколения, к несчастью, являются внешний вид и деньги” [5].

Поэтому средний возраст матери при рождении первого ребенка увеличился очень сильно. Еще в 1980-х он составлял 25-26 лет, а к началу 2010-х в большинстве стран ЕС достиг 29-30 лет. Это значит, что на 20-летнюю роженицу своего первенца в среднем приходится 40-летняя. Средний же возраст матери при рождении ребенка в целом уже перевалил за 30 лет, а в ряде стран (Италия, Испания) приближается к 32 годам! Конечно, вначале нужно обустроить жизнь, позаботиться о карьере. В итоге женщины просто рожают как можно позже. А значит – все меньше (см. рис. 1).

половозрастная структура, Европа, демография|Фото:

“Равноправие с мужчинами”? Да, многие женщины действительно хотят работать как ломовая лошадь, почитая это за счастье “равноправия”. Точнее, их в этом убедили. Но ничто не вечно под луной. И короткий по историческим меркам миг всеобщего “равноправия” неумолимо заканчивается по той причине, что та основа, которая делала возможным это “равноправие” — я имею в виду молодые рабочие руки, — тает на наших глазах.

И теперь, чтобы поддерживать блеск “гендерного равенства”, женщины наравне с мужчинами вынуждены вкалывать до 70 лет. Это произошло потому, что, отказавшись от самовоспроизводства, Западом был взят курс фактически на самоликвидацию. Тех, кто будет поддерживать социальные стандарты европейским пенсионерам, больше нет в нужном количестве. Предыдущие поколения сами отказались от них, сделав выбор в пользу бездетности или малодетности. Им казалось, что так будет всегда. Они ошиблись.

Демографическое моделирование основано на простом методе передвижки по возрастам. Суть его проста. Все население разбивается на мужчин и женщин по 1-летним возрастным группам. По каждой возрастной группе устанавливается соответствующий возрастной коэффициент смертности, т.е. среднее число людей, ежегодно умирающих в данном возрасте в расчете на 1000 человек.

Исходя из этого, легко рассчитать численность следующей возрастной группы через год. А чтобы вычислить родившихся, нужно числа женщин всех возрастных групп от 15 до 50 лет умножить на соответствующие возрастные коэффициенты рождаемости и полученные результаты сложить. Так получается полная половозрастная структура населения через год. Применяя многократно этот прием, получаем половозрастную структуру населения на нужное число лет вперед.

Однако расчет сразу для всего населения ЕС не является адекватным, поскольку оно состоит из двух неравных частей. Стареющее коренное население, составляющее большинство, сокращается, а молодое иностранное меньшинство, напротив, быстро растет, к тому же пополняясь миграцией. Поэтому расчет проведен отдельно для коренного населения и иностранцев. Под коренным населением подразумеваются граждане своих стран, а под иностранцами – граждане других стран.

Мигранты – новое лицо Европы

Если присмотреться внимательно, то на возрастной пирамиде ЕС можно заметить стабилизацию населения в возрастах моложе 20 лет. Взятый сам по себе, этот факт, накладываемый на низкую (пока еще) смертность и небольшой естественный прирост населения, создает иллюзию того, что в Европе по-прежнему все в порядке.

Что ж, давайте изучим опыт “развитых стран”. И прежде всего зададимся вопросом: как могло произойти, что уменьшающиеся в своей численности поколения (от 50 лет и младше на рис. 1), да еще при недостаточной даже для простого воспроизводства рождаемости (на уровне 1,5-1,6), смогли в течение последних 15-20 лет обеспечить стабилизацию абсолютного числа рождений?

Однако анализ показывает, что все далеко не так, как кажется на первый взгляд, тем более если этот взгляд предвзятый. Посмотрим на динамику прироста населения ЕС, разложив ее на две составляющие – естественный прирост и миграционный (рис. 2). Под естественным приростом подразумевается разность между числом родившихся и умерших, под миграционным – разность между прибывшими и выбывшими.

естественный прирост, миграционный прирост, Европа, демография, население|Фото:

Рис. 2. Естественный и миграционный прирост населения ЕС в 1960-2013 гг. [6]

Из графика видно, как последние 50 лет естественный прирост неуклонно снижался, в то время как миграционный прирост растет. Но еще важнее то, что в 1992 году миграционный прирост впервые превысил естественный, и с тех пор прирост населения ЕС обеспечивается в основном мигрантами. Например, в 2014 году миграционный прирост составил 929 тыс.

В Европе воспроизводятся только мигранты

Однако как все-таки получилось, что в Европе в условиях уменьшающейся численности детородных поколений в последние десятилетия стабилизировалось абсолютное число рождений? И при чем тут миграционный прирост, ведь это другая составляющая общего прироста населения? А вот при чем. Взглянем на интересный график (рис. 3), показывающий долю в странах ЕС женщин-иностранок и рождаемость у них.

Рис. 3. Доля в странах ЕС женщин-иностранок и рождаемость у них в 2012 году [8]

Как можно заметить, во всех странах ЕС, кроме Латвии и Эстонии, процент детей, рожденных иностранками, существенно превышает процент самих иностранок. Например, в Австрии 11% иностранок родили 25% всех детей. В целом же процент детей, рожденных иностранками, существенно превышает процент самих иностранок.

При средней рождаемости у коренного населения 1,5 ребенка на женщину у иностранок этот показатель был около 2,1. Поскольку именно 2,1 – это минимальный уровень воспроизводства населения, то это означает, что в ЕС воспроизводятся только мигранты! Коренное население вымирает, если иметь в виду людей, имеющих гражданство той страны, где они проживают. Хотя и здесь нас подстерегают сюрпризы.

Количество мигрантов, получивших гражданство одной из стран ЕС, в 2009-2012 гг. было на уровне 800 тыс. человек ежегодно, а в 2013 году достигло 1 млн. Какой будет эта цифра после наплыва мигрантов в 2015 году? Ясно, что гораздо больше. Таким образом, можно констатировать, что то, что мы называем коренным населением Европы, уже не совсем коренное. Какая-то его часть уже получила гражданство и является европейской только по паспорту.

Следовательно, стабилизация абсолютного числа рождений в Евросоюзе в последние 15-20 лет достигнута за счет более высокой рождаемости в среде мигрантов, которых прибывает все больше (рис. 2). Значит, учитывая то, что полная рождаемость в ЕС является относительно стабильной, и вычитая из нее нарастающую рождаемость у мигрантов (ведь их все больше), получаем убывающую рождаемость у европейцев.

Этот поразительный результат говорит о том, что европейское население в Европе давно сокращается, а сохраняющийся до сих пор естественный прирост обеспечивается мигрантами. Именно мигранты рожают детей больше, чем в среднем по ЕС, обеспечивая ему этот прирост, который давно уже стал не европейским.

Кстати, обратите внимание на любопытную деталь на рис. 3. Слева направо страны ЕС упорядочены по возрастанию рождаемости. Так вот в левой части графика стоят преимущественно страны Восточной Европы, и в них же рождаемость у иностранок почти не превышает долю их самих. В средней и правой части – страны Западной Европы, в которых как раз роженицам-иностранкам, судя по результатам, живется весьма неплохо.

Во всех “развитых странах” процент детей от иностранок почти в 2 раза превышает процент самих иностранок. А значит, рождаемость местного населения, за вычетом более плодовитых иностранок, еще ниже, чем показывает суммарный коэффициент рождаемости для конкретной страны, ведь вверх его “подтягивают” мигранты.

Поэтому в “развитых странах” если кому-то и живется хорошо, то только не коренному населению. В этом смысле, конечно, туда стремиться можно, но вряд ли это то, на что нам нужно равняться. Уж точно не на “развитые страны”. Во всяком случае, не в демографическом отношении, а ведь без демографической базы все теряет смысл. Ибо для кого все это?

Молодые мигранты против старых европейцев

Почему так происходит, что у мигрантов рождается гораздо больше детей? Для этого посмотрим на последние данные Евростата – возрастную пирамиду мигрантов, прибывших в ЕС в 2013 году (рис. 4). Имеются в виду люди, прибывшие в одну из стран ЕС, гражданами которой они не являются.

в 2013 году 60% мигрантов имели возраст от 18 до 35 лет. Можно ли их назвать беженцами, решайте сами. В 2013 году медианный возраст населения ЕС составил 42 года, а мигрантов – 28 лет. Отдельно обратим внимание на саму нижнюю часть пирамиды, показывающую распределение младенцев. В возрасте 1 года наблюдается небольшой пик.

Рис. 4. Возрастная пирамида мигрантов, прибывших в ЕС в 2013 году, в процентах от их общего числа [9]

А теперь наложим друг на друга две возрастные пирамиды – населения ЕС и иностранцев, то есть вчерашних мигрантов, и посмотрим на получившуюся картину (рис. 5). Она говорит сама за себя. Старые европейцы и молодые иностранцы – примерно так можно коротко определить демографическую структуру нынешнего ЕС. И, несмотря на то, что доля иностранцев еще относительно невелика, пренебрегать ими уже не получится.

Рис. 5. Возрастные пирамиды населения ЕС и иностранцев в процентах от общего числа в 2013 году [10]

По данным Евростата, в 2014 году в ЕС родилось 5,12 млн чел., а умерло 4,93 млн, т.е. естественный прирост составил 0,19 млн. Однако при этом у коренного населения родилось 4,40 млн, а умерло 4,81 млн. У иностранцев – 0,72 млн и 0,12 млн соответственно. Таким образом, естественный прирост получился исключительно за счет иностранцев, у которых он составил 0,60 млн, в то время как коренное население Европы сократилось на 0,41 млн.

В 2013 году сокращение коренного населения составило почти 0,5 млн. Разница между естественным приростом коренного населения Европы и иностранцев составляет около 1 млн в пользу иностранцев. Следовательно, только за счет рождаемости и смертности пропорция между иностранцами и коренными жителями Европы ежегодно изменяется на 1 млн в пользу иностранцев.

Если при этом учесть, что число иностранцев в ЕС постоянно увеличивается, то становится ясно, за счет кого достигнута стабильная рождаемость, дающая (пока) общий естественный прирост в ЕС и создающая картинку европейского благополучия. Таким образом, вымирание коренного населения ЕС является статистическим фактом.

Во-первых, на 1 января 2015 года число иностранцев в ЕС составляло 35 млн, а число людей, живущих в ЕС, но родившихся за его пределами, — 34,3 млн. Почти точное совпадение заставляет задуматься. Да, некоторая часть из родившихся вне ЕС уже имеет гражданство ЕС и успело в течение своей жизни действительно стать европейцами.

Во-вторых, возрастные коэффициенты рождаемости обеих групп иностранцев почти совпадают, и их максимум смещен к возрасту 25 лет. Это существенно отличается от возрастных коэффициентов рождаемости коренного населения, которые меньше и смещены к возрасту 30-35 лет. Самое простое объяснение состоит в том, что вчерашние мигранты, уже успевшие получить гражданство ЕС, отнюдь не становятся европейцами, а продолжают колесить по Европе в поисках лучшей жизни.

Обретя гражданство, но не родину, они уже числятся гражданами одной из стран ЕС, но легко переезжают из одной страны ЕС в другую и еще не успевают изменить свое репродуктивное поведение. Потому-то у этих граждан ЕС, находящихся в другой стране ЕС, рождаемость практически совпадает с рождаемостью тех, кто вообще не имеет гражданства никакой страны ЕС. Это позволяет сделать вывод, что 15 млн иностранцев в ЕС с гражданством другой страны ЕС – это вчерашние мигранты, так и не ставшие европейцами.

В-третьих, возрастные структуры иностранцев в ЕС и впервые прибывающих в ЕС мигрантов очень похожи. Это наводит на мысль, что иностранцы в ЕС, имеющие гражданство другой страны ЕС, – это вчерашние мигранты, приехавшие в Европу. Вероятно, они продолжают ездить по Европе так же, как и те, кто только приехал в ЕС и еще не имеет гражданства.

Таким образом, эти доводы говорят в пользу того, что именно 35 млн чел. – это и есть реальная численность неевропейского населения, поскольку они являются иностранцами в своих странах, резко отличаются более высокой рождаемостью (2,1 ребенка на женщину) и ярко выраженной “молодой возрастной структурой” (рис. 5).

Исходные данные

Принимая все это во внимание, был проведен расчет до 2050 года отдельно для коренного населения и иностранцев. Возрастная структура населения была взята на 1 января 2015 года, а возрастные коэффициенты рождаемости и смертности рассчитаны по итогам 2014 года, т.е. рассмотрен инерционный сценарий на основании текущей демографической динамики.

рождаемость, иностранка, Европа, демография, население|Фото:

Миграция для коренного населения была принята нулевой, поскольку европейцам неоткуда пополняться, а вот для иностранцев ежегодный миграционный прирост распределялся по возрастам в соответствии с последними данными 2013 года о возрастной структуре мигрантов (рис. 4). Были рассчитаны разные варианты ежегодного миграционного прироста.

Результаты расчета, или Печальная участь Европы

В результате расчетов получена следующая картина (рис. 6). Коренное население Евросоюза будет быстро убывать – с нынешних 473 млн до 396 к 2050 году, т.е. на 77 млн. Это шестая часть населения! И всего за 35 лет! При этом скорость его убывания будет возрастать: через 5 лет – на 1 млн в год, через 15 лет – уже на 2 млн, к середине века – на 3 млн.

Рис. 6. Численность населения ЕС, млн чел.: 1 – коренное население, 2а – иностранцы при ежегодном миграционном приросте 2 млн, 2б – при приросте 1 млн

А вот численность иностранцев в ЕС будет продолжать быстро расти. С нынешних 35 млн она вырастет до 88 млн при миграционном приросте 1 млн и до 136 млн при приросте 2 млн. Как видим, две кривые не сильно отличаются, что позволяет принять для дальнейших расчетов среднее значение 1,5 млн, при котором численность иностранцев в ЕС к середине века достигнет 112 млн (этот вариант показан на рис. 8-9).

Что касается всего населения ЕС, то его изменение будет зависеть от миграционного прироста. На рис. 7 показано четыре варианта изменения общей численности населения ЕС – при ежегодном миграционном приросте 1 млн, 1,5 млн, 2 млн и вообще без него. Как следует из графиков, миграция жизненно необходима Европе – без нее население начнет сокращаться в самые ближайшие годы, даже с учетом тех 35 млн иностранцев, которые уже проживают в ЕС и имеют более высокую рождаемость.

Но и при нынешнем миграционном потоке население ЕС не сможет существенно увеличиться. Увеличение притока мигрантов лишь ненадолго оттянет неизбежное сокращение населения, которое вряд ли превысит 520-530 млн. Таким образом, население ЕС почти достигло своего предела, и вопрос лишь в том, когда оно начнет сокращаться.

половозрастная структура, мигрант, Европа, демография|Фото:

Ибо вскоре даже большой приток мигрантов и высокая рождаемость у них не сможет компенсировать ускоряющееся вымирание коренных европейцев. Если же миграционный поток станет таким, что обеспечит стабильный рост населения ЕС на ближайшие десятилетия, то для Европы все закончится буквально за одно поколение.

Рис. 7. Изменение численности населения ЕС в зависимости от ежегодного миграционного прироста

Переломить эту тенденцию уже невозможно. Рождаемость у европейцев не повышается уже много десятилетий, а в абсолютном выражении будет только уменьшаться, так как число молодых женщин также будет сокращаться. Смертность же, наоборот, будет возрастать даже при сохранении высокой продолжительности жизни, поскольку процент стариков неумолимо растет, а вместе с ним – и общая смертность.

Европа необратимо стареет…

Мы рассчитали, каким будет соотношение детей (до 15 лет) и стариков (65 и старше) в общей структуре населения ЕС (рис. 8). Ведь нынешние дети – это завтрашние рабочие руки, которые должны кормить стариков. А их будет все меньше. Точнее, их процент уменьшится не очень сильно, но на фоне катастрофического старения населения они просто не смогут содержать такое количество пенсионеров.

А значит, крах всей европейской пенсионной системы не за горами. Либо – миллионы мигрантов. Потому что иначе “Европейский пенсионный союз” долго не протянет. Обратим внимание на то, что увеличение доли стариков непременно будет увеличиваться, так как нынешние многочисленные поколения 40-60 лет (рис.

половозратная структура, коренное население, мигрант, Европа, демография|Фото:

1) неизбежно будут стареть. Параллельно с этим будет сокращаться трудоспособное население. Если считать таковым всех граждан 20-65 лет, то сейчас их 306 млн, а к 2050 году будет 277 млн, притом что число стариков вырастет с нынешних 96 млн до 133 млн, почти полностью за счет коренных европейцев. Кто их будет кормить? Только те, кто сейчас миллионами прибывают в Европу, больше некому. Но согласятся ли они это делать?

Рис. 8. Доля детей (до 15 лет) и стариков (от 65) в общем населении ЕС

стариков за 80 будет даже больше, чем маленьких детей. Да и вообще чем младше возраст, тем европейцев будет меньше. Средний возраст возрастет с нынешних 42 до 47 лет. Европа будет необратимо стареть и вымирать. Может быть, кого-то это и привлекает, но отдавать себе отчет в тенденциях просто необходимо. Как верно сказал бывший глава ЦРУ Ален Даллес, человека можно сбить с толку фактами, но если он понимает тенденции, его уже не запутать.

Рис. 9. Возрастная структура коренного (светлые столбики) и иностранного (темные) населения ЕС

А они таковы, что доля иноземного населения будет только возрастать. На нижнем графике хорошо видно, что к середине века иноземцы будут составлять уже внушительную часть населения ЕС, причем чем младше возраст – тем большую. На 100 новорожденных детей-европейцев будет приходиться 48 новорожденных у иноземцев.

Доля детей до 15 лет у неевропейцев от общего числа детей в ЕС увеличится с нынешних 6% почти до 30%. Почти каждый третий ребенок в ЕС будет неевропейского происхождения всего через 35 лет. Поэтому представить себе, что молодое неевропейское население будет обеспечивать стареющих европейцев, не представляется возможным.

мусульмане, Европа, демография, население, прогноз|Фото:

… и исчезает

Если действующие тенденции сохранятся, а к их изменению не видно никаких предпосылок, то в 2090-х гг. европейское население станет меньшинством в Европе, сократившись до 200-220 млн. При такой демографической динамике есть все основания говорить о том, что к концу XXI века европейская цивилизация просто физически исчезнет, растворяясь в мигрантах, пусть даже многие из них и будут новыми гражданами ЕС.

по мере дальнейшего старения, сокращения работоспособного населения, неизбежного в этом случае урезания социальных гарантий и, как следствие, обнищания населения будет неизбежно возрастать и относительная смертность, а значит, ЕС станет вымирать еще быстрее. Поэтому на многочисленные толпы 90-летних европейских стариков, колесящих по миру на свою “европейскую пенсию”, в будущем можно не рассчитывать.

“Нас задушило процветание”

Видимо, время Европы пришло. Оно пришло еще в середине ХХ века, но в силу инерции демографического процесса растягивается на десятилетия, и какое-то время в умах западников еще будет существовать “развитая Европа” с ее пресловутыми социальными стандартами, которые ее же и хоронят. “Если посулить каждому государственную пенсию, дети перестанут быть страховкой против старости”, — говорит Джон Уоллес из университета Хопкинса [15].

“Если женщина зарабатывает более чем достаточно, чтобы чувствовать себя экономически независимой, она не станет во что бы то ни стало искать себе мужа. А если можно заниматься сексом просто так, зачем выходить замуж и жениться?” — вопрошает Уоллес. Тем более когда половина мужчин, как в Германии, не против стать домохозяйками, если женщина будет обеспечивать семью [16].

“Нас задушило процветание, — признал Пьер-Паоло Донати из Болонского университета. – Комфорт – вот единственная вера нынешних поколений. Понятие жертвы ради семьи – основа человеческого общества – превратилось в исторический казус” [17]. И все неизбежно идет к тому, что в исторический казус вскоре превратится и сама Европа…

https://www.youtube.com/watch?v=videoseries

Источник

Оцените автора
Polem-Travel.ru