Социальная защита в китае

Чехия

Доверяй, но проверяй

Впервые о системе “Шэхуэй синьюн тиси” (社会信用体系), что в переводе с китайского означает “система социального доверия”, “рейтинга” или “система социального кредита” заговорили в 2014 году, когда Госсовет КНР (исполнительный орган власти) обнародовал документ “Программа создания системы социального кредита (2014-2020)”.

Суть идеи китайских специалистов, тщательно изучивших зарубежный опыт в этой области, заключалась в предложении наделить обитателей условного города N определенной суммой баллов. Эта изначальная сумма, гарантировавшая всем жителям равные стартовые условия, могла либо расти, либо уменьшаться — в зависимости от того, что полезного или вредного делал обладатель своеобразного “кошелька”.

“Черный список”

Точное число людей с “отрицательным” рейтингом в КНР назвать тяжело. По информации агентства Reuters, 15 млн китайцев — 11 млн авиапассажиров и 4 млн путешествующих по высокоскоростной железной дороге — не смогли приобрести билеты или воспользоваться услугами транспорта. Можно ли доверять этим данным?

Представитель компании Tellhow Aviation, занимающейся инфраструктурным обеспечением аэропортов в стране, в беседе с ТАСС твердо сказал, что снять с авиарейсов 11 млн человек за короткий срок попросту “не представляется возможным”. В Китае, признал он, действительно, существует “черный список”, связанный с кредитной историей потенциальных клиентов. В него также попадают те, кто был причастен к происшествиям в аэропортах или в самолетах, пытался провести запрещенные предметы, хамил персоналу.

12.1. Функционирование системы государственного призрения в Российской империи

Необходимость
формирования целостной системы
государственного
призрения диктовалась значительным
ростом на
рубеже XVII—XVIII
вв. численности нищих, живших милостыней.
Перенимая опыт стран Запада, Петр I
стремился использовать
в России их практику административного
ограничения
нищенства.

Политика запретительных
действий,
широко использовавшаяся в Западной
Европе, в условиях
России трансформировалась в систему
репрессивных мер
в отношении профессиональных нищих.
Специальным указом
1712 г. «О воспрещении нищенства» вводилась
жесткая
система наказания за нищенский промысел.

Нищих, пойманных
первый раз, предписывалось бить «нещадно
ба-тажьем»,
т. е. особыми палками, и отсылать в места
прежнего
проживания. Если они попадались за
праздношатание второй
или третий раз, то подвергались публичному
избиению кнутом и принудительному
направлению на каторжные работы
или в работные дома закрытого типа.

Социальная защита в китае

Наиболее
болезненно в российском обществе
воспринималось
требование властей не давать «безразборно»
милостыню
нищим. По распоряжению Петра I
предписывалось наказывать
людей, поступавших так. Их было велено
доставлять в монастырский
приказ и штрафовать первый раз на 5
руб., а в следующий
— на 10 руб.

Лицам, желавшим оказать
милостыню,
властями предписывалось передавать
ее в богадельни, госпиталя
и другие заведения подобного типа.
Запрет подавать милостыню
непосредственно просящим вызвал протест
в общественных
кругах. Одним из выразители его был
писатель И.Т. Посошков. Вскоре и сам
император осознал, что в данном вопросе
«перегнул палку».

Однако
административно-насильственными мерами
борьба
с профессиональными нищими не
ограничивалась. Петр I
понимал,
что немало есть бедных людей, которые
нищенствуют не по своему желанию, а
из-за безысходности и невозможности
по состоянию здоровья зарабатывать на
хлеб насущный. Следуя
примеру французского короля Людовика
XIV,
царь-реформатор
намеревался во всех губерниях создать
приюты-госпитали
«для всякого рода призреваемых».

Система
государственного призрения, существовавшая
в России
с петровской эпохи до начала XX
в., была ориентирована
на оказание социальной помощи и поддержки
нуждающимся
слоям населения. Среди ее основных
компонентов можно
выделить: деятельность государства по
увеличению числа богаделен-госпиталей,
работных домов, сиротских приютов;

Заботясь
о судьбе больных и увечных воинов, Петр
I
своим
указом от 31 января 1712г. повелел учреждать
повсеместно
для призрения за ними особые госпитали.
Одним из них, предназначенных
для больных и увечных матросов, стала
«Матросская тишина». Позднее она была
переоборудована в
известную тюрьму для государственных
преступников.

Во
второй половине XVIII
в. и позже была продолжена практика
государственной поддержки функционирования
различных
социальных учреждений. Для примера
можно сослаться
на императорский указ от 20 апреля 1762
г. о постройке
особых лечебных домов для умалишенных.
Ранее их направляли в монастырские
приюты и богадельни.

Для
привлечения к труду физически здоровых
нищих, бездомных
и беспризорных в императорской России
стали организовываться
работные дома. Их разновидностью были
смирительные
дома. Специальным указом императрицы
Екатерины II

312

313

(1775
г.) предполагалось расширить сеть
работных домов и передать
их в ведение полиции. В то время сюда
направляли не
только профессиональных нищих, но и
лиц аморального поведения
(хулиганов, проституток и др.).
Праздношатающиеся
люди находились здесь временно, а по
решению губернского
правления или суда могли содержаться
и на постоянной
основе.

В
первой половине XIX
в. для упорядочения работы по оказанию
помощи нищим стали создаваться
специальные организационные
структуры, одной из которых был Московский
комитет по разбору и призрению нищих.
Сюда они доставлялись
со столичных улиц. Прсле прохождения
медицинского
осмотра их мыли в бане, одевали в новую
одежду из солдатского
сукна, кормили.

Немощные затем направлялись
в приюты,
богадельни, а здоровые нищие — на
работы. В 1839 г. Комитету
был передан для заведования Московский
работный
дом, где трудоспособные нищие шили
сапоги и рукави-, цы, щипали пеньку,
кололи дрова и выполняли другие виды
работ. Деньги, получаемые ими за труд
(от 50 до 90 копеек), частично
удерживались за питание и проживание,
а остальные
выдавались при выходе из работного
дома.

К
числу работных домов с более мягким
режимом содержания
относились дома трудолюбия. Это были
в основном женские
заведения, в которых на полном содержании
жили и
обучались бедные беспризорные девочки.
В первой половине
XIX
в. дома трудолюбия функционировали в
Петербур-ге,
Москве, Калуге, Рязани, Тамбове и в
других городах. В| 1847
г. некоторые из них были переименованы
в елизаветинские
училища.

Государственных
средств, выделяемых на содержание
работных
домов, было недостаточно. Поэтому
различные благотворительные общества,
активно действовавшие в России во
второй половине XIX
— начале XX
в., привлекали на этй§ цели
частные пожертвования. Так, в Москве в
1890 г. Обще-З ство
помощи бедным открыло дом трудолюбия.
Здесь п зреваемые
получали ночлег, питание и возможность
работа Некоторый
процент их заработка передавался в
пользу щества.

Социальной
обязанностью государства во все времена
являлась
забота о детях-сиротах. Численность
сиротских приютов,
существовавших в нашей стране к началу
XVIII
в., была недостаточной.
Особенно бедственной была судьба
внебрачных
детей, многие из которых погибали от
рук своих же родителей.

В1706 е
новгородский
митрополит Иова открыл вблизи Новгорода
сиротский дом для таких «зазорных
младенцев». Петр
I
поддержал эту инициативу, определив
на содержание сиротского
учреждения доходы с нескольких
монастырских вотчин.
Позже в специальных царских указах
(1714, 1715 гг.

) ставилась
задача более широкого распространения
практики создания
сиротских домов. В период правления
Екатерины II
было
усилено внимание к Проблеме детей-сирот.
Для их содержания
и обучения стали создаваться воспитательные
дома. В 1763
т.
в Москве
учредили первое такое заведение.

Социальная защита в китае

Вначале
сюда
принимали детей-сирот в возрасте до
трех лет. В 1771 г. петербургское отделение
Московского воспитательного дома
преобразовалось
в самостоятельное сиротское учреждение.
Позже
воспитательные дома были открыты в
Новгороде, Архангельске,
Воронеже, Смоленске, Туле, Калуге, Нижнем
Новгороде,
Екатеринбурге, Тобольске и в других
городах России.

В
них находили приют младенцы, подброшенные
к церквям, дверям
богатых домов или переданные сюда
непосредственно.
На рубеже XVIII—XIX
вв. за сирот, привезенных в столичные
воспитательные дома из провинции,
назначалось денежное
вознаграждение: за двухлетнего ребенка
— 10 руб., трехлетнего
— 18 руб.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

, четырехлетнего — 24 руб. г
пятилетнего —
30 руб.1
При некоторых воспитательных домах
создавались госпитали-богадельни
для неимущих женщин с малолетними
детьми. Кроме государственных средств
на содержание воспитательных
домов направлялись и средства городов,
где они функционировали.

Оруэлл или свой путь?

Остается сделать вывод: это общество, описанное в “1984” или власти страны с населением 1,4 млрд пытаются найти свой путь управления обществом с использованием современных методов вроде обработки “больших данных”? Тут все зависит от точки зрения.

Ясно одно — китайцы не сами придумали технологии социального контроля и надзора, а, как и многое другое, позаимствовали на продвинутом Западе. На оруэловское же “светлое будущее” более смахивают те страны, где правительства искусно направляют общественное мнение с помощью дисциплинированных медиа, где граждане находятся “под колпаком” спецслужб, а также дружно и совершенно добровольно “стучат” друг на друга и постоянно судятся по всяким серьезным и не очень поводам.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafety

Вы думаете, это критика? Нет, констатация. Может быть, им так удобно, и кто мы такие, чтобы их за это осуждать?

В соавторстве с Зоей Русиновой

Оцените автора
Polem-Travel.ru